Жиль Де Рэ

Маршал Бретани, один из богатейших баронов Франции, носивший иссиня-черную бороду, за что и получил свое знаменитое прозвище, стал персонажем сказок, злодеем, который одну за другой уничтожал своих жен.

Реальность, как это обычно и бывает, проще и страшнее. Жиль де Лаваль, барон де Рэ был черным магом. В поисках философского камня, ради приобретения баснословных богатств он со своими подручными умертвил 200 мальчиков. Собирался принести в жертву Сатане и свою беременную жену — помешало вмешательство ее братьев. После церковного суда высокородный черный маг в 1440 г. был заживо сожжен на костре.

-Де-Рэ-2 Жиль Де Рэ

Барон был по-галльски храбр и хвастлив, но к тому же еще и безмерно тщеславен. Когда он куда-нибудь выезжал, то перед ним несли знамя и крест, будто это кортеж самого короля. Священники маршала были разодеты в золото, словно высшие иерархи церкви. И ни у кого во всей Франции не было такого количества пажей и хористов. Впрочем, уже в этом начинали сказываться странности де Рэ. В услужение к себе он брал детей из бедных семей, а затем они время от времени исчезали самым загадочным образом. На их освободившиеся места набирали новых, а остальным строго-настрого запрещалось не только расспрашивать, но и как-либо упоминать об исчезнувших товарищах, будто их и не было вовсе. Родители пажей ни о чем не догадывались, уверенные, что те успешно продвигаются в своей карьере.

Странностей в поведении маршала становилось все больше, и они были все заметнее. С некоторых пор он начал одеваться только в черное, сделался замкнут и угрюм, часто запирался в башне вблизи своего замка Машекуль. С собой он брал только двоих: флорентийского священника-отступника Прелати и дворецкого Силле. Всем любопытствующим отвечал, что башня находится в аварийном состоянии и к ней не следует приближаться, чтобы не рисковать собственной жизнью.

Мадам де Рэ, молодая супруга барона, видела, что по ночам в окнах башни мелькают красные огни факелов.

На пасху 1440 г. де Рэ объявил жене, что отправляется в Святую землю. На прощание он разрешил, чтобы ее в замке навещала сестра, с тем и отбыл.

Сестра Анна была первым человеком, с которым баронесса могла поделиться охватившей ее тревогой: почему муж покидает ее по ночам? Отчего он так мрачен в последнее время? Что происходит в башне с замурованным входом? Куда исчезают мальчики-пажи?

-Де-Рэ-3 Жиль Де Рэ

Ответить на эти вопросы можно было только одним способом, проникнув в башню и увидев все своими глазами.

Женщины с трудом отыскали потайной вход, дверь в который открывалась после нажатия кнопки, встроенной в скульптуру… Первый этаж поразил сестер: он представлял собой нечто вроде часовни, где все было устроено наоборот: крест повернут удлиненной частью вверх, на алтаре вместо распятия стояла омерзительная скульптура демона, а свечи в светильниках были черного воска. Словом, здесь все было подготовлено для черной мессы, которую служили не Господу, а Сатане.

На втором этаже они увидели печи, реторты, перегонные кубы и во множестве древесный уголь — все атрибуты алхимической лаборатории. Далее лестница вела в темную

камеру без окон, но женщины не решились в нее войти — их отпугнул зловонный запах. Мадам де Рэ неосторожно повернулась, наткнулась на вазу, которая опрокинулась и залила ее черной густой жидкостью. Подойдя к окну, она увидела, что подол платья и обувь ее залиты кровью. В ужасе она хотела было бежать прочь из башни, но сестра уговорила ее спуститься в подвал. Они зажгли подвернувшуюся им лампу, и вскоре пред ними предстало страшное зрелище: вдоль стены рядами стояли медные сосуды с кровью. На каждом из них была этикетка с датой, а посреди комнаты на столе с черной мраморной столешницей лежало тело пажа, убитого недавно…

Внезапно громкие звуки заполнили двор замка: за стены башни проникли конский топот, бряцание железа и чей-то вскрик: «Монсеньор вернулся!» Женщины заметались в поисках выхода из западни, в которую угодили по собственной воле. Анна бросилась по лестнице наверх, на крышу башни. Баронесса поспешила к выходу, где столкнулась со своим мужем в сопровождении Прелати. Бывший монах обрадовался, увидев мадам де Рэ: «Удача! Видите? Жертва сама, по своей воле, пришла к нам! Это знак, знак!» Жиль де Лаваль молча схватил полумертвую от страха женщину, потащил ее в адскую часовню, бросил на пол перед черным алтарем. Теряя сознание, она услышала голос мужа: «Да сбудется! Начинай черную мессу». Еще успела подумать: «Отчего он вернулся так скоро?» — а затем погрузилась во тьму небытия и уже не видела, как Прелати зажигал черные свечи, доставал ритуальный нож..

Отчего же маршал вернулся в замок столь внезапно? Только ли для того, чтобы проверить жену? Нет, причина была в ином. По дороге в Святую землю он получил предсказание — конечно, данное через Прелати, что получит сколько угодно золота, если принесет в жертву самое дорогое: нерожденного ребенка, которого вырежет из утробы матери. С тяжелым сердцем он поспешил домой, а тут обстоятельства, казалось, сами сложились таким образом, что у него не оставалось иного выхода. Сейчас он готовился к убийству своего нерожденного ребенка и жены.

Анна, так и оставшаяся незамеченной бароном, с крыши башни заметила подъезжающих к замку своих братьев и помахала им платком, призывая на помощь.

Когда барон услышал шаги приближавшихся братьев жены, то прекратил приготовления к черной мессе, привел в чувство жену и страшным шепотом предостерег ее: «Мадам, я прощаю ваше любопытство, но, если вы хоть словом, хоть жестом выдадите меня, то немедленно умрете». Затем он вышел навстречу родственникам, постарался успокоить их, сказал, что они могут отдохнуть в приготовленных покоях, а спустя полчаса просит их на обед.

Мадам де Рэ появилась перед гостями бледная, как призрак Братья забеспокоились, начали расспрашивать, не больна ли она? Барон, не сводя с жены гипнотического взгляда, ответил, что бледность супруги объясняется ее недомоганием в связи с беременностью. Все же она сумела шепнуть родственникам: «Спасите, он хочет меня убить!» А тут в зал ворвалась Анна и, указывая на маршала, закричала: «Заберите нас отсюда немедленно! Этот человек — убийца!» Братья тут же кликнули оруженосцев, которые окружили женщин и выставили перед собой обнаженные мечи.

-Де-Рэ Жиль Де Рэ

В сопровождении этого вооруженного эскорта мадам де Рэ с сестрой и братьями покинула замок Мишекуль. И уже на следующее утро сюда прибыл герцог Иоанн Пятый со своим войском. Приближенные барона бежали прочь, а сам он сдался без сопротивления и вскоре предстал перед судом. Однако перед своими обвинителями, магистрами Церкви, он держался с вызывающим высокомерием, избрав лучшую защиту — нападение: «Что? Вы мои судьи? Прочь отсюда, я слишком хорошо знаю вас, продажных и недостойных!» Ему предъявили улики: атрибуты алхимии и черной магии, а затем выложили самый главный козырь: раскопанные и вынутые из земли две сотни детских скелетов. Барон пал духом и сознался в убийствах, но скрыл свои цели.

Все объяснял собственным пристрастием к садизму. «Я испытывал наслаждение во время агонии этих бедных маленьких созданий», — сказал он.

Однако Прелати и дворецкий Силле под угрозой применения пыток поведали, что всему виной была алчность барона. Он собирал радужную пленку с застывшей крови и подвергал ее различным воздействиям солью, ртутью, серой, чтобы получить магический камень, дарующий его обладателю неисчислимые богатства. Они уверяли также, что их хозяин продал душу Сатане и заключил с ним договор, подписанный кровью.

Этого было более чем достаточно, чтобы приговорить бывшего маршала Бретани и его помощников к смертной казни. Все трое были сожжены заживо — инфернальные силы не помогли им в этот последний час.

Ещё понравится

Поделитесь впечатлениями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *