Тайны Пифагора

Сколько лет должно длиться обучение, прежде чем человек обретет право обучать сам? Тридцать четыре года Пифагор впитывал мудрость египетских жрецов и персидских белых магов. И все же этого было еще недостаточно: еще год он провел в самом святом месте Эллады — в дельфийском храме, где у него открылось второе зрение: способность видеть одновременно тонкий и физические миры. Только после этого он был готов к исполнению своей миссии, той, ради которой и появился на свет.

Из Греции посвященный отправился в Южную Италию, в город Кротон, который управлялся Советом тысячи избранных. Пифагор убедил этих людей в том, что необходимо создать учреждение, где жители будут обучаться всем премудростям, которые он познал в Египте и Вавилоне. Проект был с энтузиазмом принят, и через несколько лет в окрестностях города появилось здание, окруженное прекрасными садами. Так возник орден пифагорейцев — этический институт, академия наук и одновременно религиозное братство, куда после испытания принимали всех желающих, юношей и девушек. Первый отсев кандидатов происходил прямо у входа, где рядом со статуей Гермеса была закреплена табличка с предостерегающей надписью: «Прочь, непосвященный!» Некоторые, прочитав ее, поворачивали и уходили. Более отважные входили внутрь и с этого момента получали звание «детей женщины», какими они и были. Поначалу новичкам предоставлялась полная свобода: они могли ходить почти везде, участвовать в жизни пифагорейцев. К ним присматривались: как они ходят, как держатся среди незнакомых людей, как смеются. Только затем наступал черед первого экзамена — проверка мужества. Стремящегося к посвящению оставляли одного на всю ночь в пещере, про которую ходили слухи, что там появляются злые духи и привидения. Иные обращались в бегство. Тех, кто Смог пересилить страх, подвергали следующему испытанию: внезапно, без предупреждения, их запирали в пустой келье, дав для решения трудную задачу, а из еды — только хлеб и воду. Затем, в положенный срок, испытуемого вводили в зал общих собраний, где подвергали осмеянию. Все старались как можно больнее уязвить самолюбие новичка, кричали: «Смотри, новый философ явился! Ну же, расскажи, как ты решил порученную тебе задачу?»

-Пифагора-2 Тайны Пифагора

Важно было не отыскать решение, а честно признаться в том, что она оказалась не по силам. Те, кто на все нападки и насмешки отвечали спокойно и с достоинством, считались достойными звания пифагорейского послушника. Отныне они именовались слушающими, то есть, молча впитывающими мудрость учителей. Им прививалась терпимость ко всем религиозным культам, понятие о единстве всех народов в общей эволюции, идее единого Бога. Однако обучение не подразумевало аскетичной жизни. Каждый новый день как бы символизировал рождение и начинался с молчаливой прогулки по храму. Очистив душу, ученики приступали к очищению тела, купаясь в море. После скромного завтрака приступали к урокам, которые проходили под деревьями. В полдень занятия оканчивались, и наступало время вознесения молитв героям и добрым духам. После обеда — гимнастические упражнения, затем — снова уроки и медитация — внутренняя подготовка к завтрашнему дню. После заката солнца происходила общая молитва: пели гимн космическим богам… День заканчивался общей трапезой, во время которой самый младший ученик читал вслух, а самый старший пояснял прочитанное.

Вторая ступень обучения, катарсис или очищение, наступала, когда Пифагор принимал ученика в своем жилище. Отсюда пошло название — эзотерические — то есть те, кто допущены во внутренний дворик От них отличались экзотерики — те, что остались вовне. Собственно, с этого момента начиналось обучение нумерологии — математике вселенной. Ученик должен был воспринять Число не как цифру или абстрактную величину, а как выражение духовной сущности. Единица — это начало всех начал, Бог — источник мировой гармонии. Диада (двойка) — это разделение мира, возникновение его двойственности: мужского и женского начал, духовного и физического миров.

Проявленный же мир тройственен. Как человек состоит из тела, души и духа, так и вселенная делится на три концентрические сферы: мир естественный, мир людей и мир божественный. Триада — это закон вещей, истинный ключ жизни. Пифагор придавал также большое значение числам «семь» и «десять». Семерка, состоящая из трех и четырех, означала единение человека с божеством. Десятка, сумма четырех первых чисел, выражает все начала Божества, сначала разъединившиеся, а затем образовавшие новое единство.

-Пифагора Тайны Пифагора

После овладения эзотерической математикой наступала третья ступень посвящения — совершенство, когда познавалась космогония, психология и эволюция души. Эзотерическая доктрина Пифагора включала в себя знания о попеременном погружении и появлении новых континентов, о колебании земных полюсов и шести потопах, которые должно пережить человечество. Каждый период между потопами отмечен доминированием одной из рас, но общее просветление всего человечества никогда не прекращается. «Познай самого себя, — говорил Пифагор, — и ты познаешь вселенную».

Согласно древним учениям, современные люди начали свое существование на других планетах, где материя тоньше, духовные перевоплощения происходят значительно легче, но, при всей красоте этих полупрозрачных миров, они лишены возможности проявления воли, разума и интеллекта. Чтобы обрести их, человечество все глубже погружалось в материальный мир Земли. Моисей называл это нисхождение «изгнанием из рая», а Орфей — «падением в подлунный мир». И только на Земле, пережив физическую смерть, душа пробудится во всей совокупности своих качеств. Но на этом ее эволюция не окончится: кроме Солнца, есть и другие звезды со своими мирами…

Четвертая ступень просветления носила название Эпифании, что переводится с греческого как «вид сверху». Адепт, познав эзотерические истины, не должен был уходить в созерцание или экстаз: ему надлежало, образно говоря, спуститься с небес на землю, чтобы полученные знания воплощать на практике, просвещать людей, оказывать им помощь и поддержку, вести их за собой к Свету божественной Истины. Чтобы это стало возможным, по учению Пифагора, нужно было достигнуть трех совершенств: осуществить истину в разуме, праведность в душе и чистоту в теле. На этой стадии человек, который отныне зовется адептом, получает новые способности и силы. Может излечивать больных наложением рук или только своим присутствием. Или переноситься на большие расстояния, выходя из физического тела. Эти и другие «чудеса» являются лишь следствием духовного развития и любви ко всем живым существам.

Подобных адептов, достигших полного могущества, в Греции было лишь четверо: Гермес Трисмегист и Орфей в самом начале истории Эллады, Пифагор в зените славы этой страны, и Аполлоний Тианский — во время ее окончательного упадка.

Пифагор — ученик белых магов

В VI в. до н.э. на Землю был ниспослан мощный духовный импульс, воспринятый великими учителями и преобразователями человечества. В Китае он проявился в даосизме, чьи положения сформулировал Лао-цзы.

В Индии духовность реализовалась в новой религии — буддизме, основателем которой стал просветленный царевич Шакья-Муни, Будда. В Италии Свет небес отразился в прорицаниях этрусских сивилл. В имперском Риме властитель Нума Помпилий мудрыми государственными постановлениями обуздал самовластие сената. Грек Пифагор, уроженец острова Самоса, пройдя обучение у египетских жрецов, халдейских магов и зороастрийцев, дал миру удивительное эзотерическое учение. Философ Ямвлих писал о Пифагоре, отмечая его «…способность безошибочно предсказывать землетрясения, эпидемии, ураганы; умение мгновенно останавливать град, успокаивать волны на морях и реках, чтобы его ученики могли их переплыть». Впрочем, магические способности великого самосца, воспринимаемые многими как чудесные, являлись лишь внешним проявлением его глубочайшего понимания сути мироустройства.

Остров Самос ныне входит в состав Греции, хотя и расположен у самых берегов Турции. Некогда через то независимое государство в Эгейском море проходили торговые пути из трех континентов: Европы, Азии и Африки. Единовластный правитель, тиран Поликрат, покровительствовавший искусствам и наукам, буквально купался в роскоши, а о его удачливости ходили легенды.

В это благодатное время в прекрасном уголке Земли и появился на свет у зажиточного ювелира и его супруги первенец. Дельфийская прорицательница сказала о младенце, что он «принесет благо всем людям на все времена». А иерофант бога Адонаи добавил, обращаясь к Парфенисе, матери ребенка: «О, женщина ионийская! Твой сын будет велик мудростью, но помни, что если греки знают многих богов, то единого Бога помнят лишь в Египте!»

-Пифагора-3 Тайны Пифагора

Ювелир понял из сказанного лишь, что сын у него вырастет умным, а образование ему следует завершить в Египте. Что ж, самосский богач не видел проблем в том, чтобы отправить сына учиться за границу. Пока же мальчика окружили заботой и всячески поощряли его любознательность.

Подросший Пифагор имел возможность посещать лекции самых выдающихся философов своего времени — Фалеса и Анаксимандра. Он часто расспрашивал мудрецов про общую гармонию, связующую три известных мира: естественный мир природы, людей и небесный — богов. Но их ответы оставляли лишь горечь разочарования. Задачи такого глобального масштаба были по силам не философам, а духовным учителям, таким как Гермес Трисмегист и Орфей, но тех уже не было среди живых. Да и невозможно проникнуть в самую суть мироустройства в обычной беседе — для этого нужно озарение свыше. И оно дано было юноше.

…Однажды молодой философ сидел в одиночестве в саду перед храмом. Сама мать- природа шуршанием листвы нашептывала ему, что нет у нее своей воли, и руководит ею слепой рок. Мир людей, скрытый сейчас за темными кронами деревьев, будто вопил о себе: «Страдание! Безумие! Рабство!»

А мерцание звезд над головой… Случайно взгляд его упал на фасад здания, чьи строгие линии словно ожили в неверном свете луны. Будто вспышка невидимой молнии опалила его душу! Еще до понимания пришло озарение, и чей-то голос вскрикнул: «Вот оно!»

В мгновение ока юноша осознал то, что видел много раз, не вникая в суть увиденного. Основание здания, его колоннада и треугольный портик составляли триединство мира, где каждая часть немыслима без других. Попробуйте отнять у храма его крышу, «небо богов» — останутся лишь жалкие руины. Заберите колонны, «мир людей» — случится ужасное: небо рухнет на землю!

Ну, а если по какой-то трагической причине исчезнет основание, «сама земля», то распадется все здание!

Казалось бы, эта мысль очевидна и не содержит в себе никакого откровения: храм задумывался и возводился как символ космоса. И все же, это было не умозаключение, а чувственное переживание, обретение тайны как личного опыта и начало пути духовного восхождения. В своем видении Пифагор нашел ответ на мучивший его вопрос: наконец хаос обернулся прекрасной в своей стройности гармонией. Три мира: естественный, человеческий и божественный — взаимно определяя и поддерживая друг друга, явили схему всего мироустройства. Тут- то и вспомнились слова жреца бога Адонаи, что ЕДИНОГО Бога помнят и знают лишь в Египте. Молодой философ твердо решил отправиться на берега Нила, чтобы познать мудрость древнего народа.

Тиран Поликрат дал рекомендательное письмо к своему другу фараону Амазису и попросил определить Пифагора в ученики к жрецам Мемфиса. Осталось лишь пересечь Средиземное море…

Жрецы встретили чужеземного юношу из богатой семьи недоброжелательно: они считали греков непостоянными и легкомысленными, не способными постичь всю глубину истины. То, что за Пифагора просил фараон, лишь ухудшало положение: за знаниями приходили по велению души, а не по протекции. Но жрецы не представляли, с каким упорством им предстоит столкнуться. Греческого юношу гнали — он уходил, чтобы вернуться. Его не замечали — он не терял присутствия духа. Наконец, согласились принять в обучение в тайной надежде, что Пифагор, удовлетворив свое тщеславие, уедет к себе в Элладу. Надеждам египетских посвященных не суждено было сбыться: чужеземец не отступил от намеченной цели. На каждом шагу его восхождения испытания становились все опаснее и труднее. Сотни раз приходилось рисковать жизнью, особенно когда приобреталась власть над оккультными силами и во время опытов по обузданию духов природы. Ничто не могло заставить Пифагора свернуть в пути. К своему посвящению он шел двадцать два года! Пережил, подобно Гермесу и Орфею, мнимую смерть и воскрес в сиянии Озириса. Из уст самого великого жреца Сопхиса узнал о творческом Слове, которым не только были созданы видимые и невидимые миры, но и поддерживалась жизнь в них.

Пифагор, пройдя великое посвящение, уже готовился отправиться на родину, как случилось то, чего никто не предполагал: на святые земли Египта вторглись, подобно несметным полчищам саранчи, вавилонские войска во главе с царем Камбизом. Были разрушены храмы Мемфиса и Фив, разграблены святилища Аммона, обезглавлены жрецы. Лишь часть из посвященных — в их числе и Пифагор, попали в плен и были увезены в Вавилон.

На чужбине грек познакомился с учением халдейских магов, персидских последователей Заратустры и мудростью плененных иудеев. Теоретические познания египтян Пифагор обогатил практикой огнепоклонников, основателей белой магии. Двенадцать лет длилось его принудительное образование. Лишь после этого он добился разрешения царя покинуть пределы Вавилона…

…Возвращение на Самос не принесло, однако, радости — остров-государство был захвачен и разрушен персами. Школы и храмы стояли закрытыми. Поэты и ученые бежали с родины. Вслед за ними отправился и новый посвященный. Пифагор уезжал в Грецию, чтобы прибыть к дельфийскому храму. Некогда местная пророчица обещала ему мудрость и славное будущее — что же она скажет теперь?

Ещё понравится

Поделитесь впечатлениями

One thought on “Тайны Пифагора”

  1. Пифагор — тот еще ученый. Вроде так много открытий совершил, но при этом наверняка черной магией занимался. Ведь не способен простой человек столько всего сделать за свою жизнь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *