До вечера 7 июля никто не беспокоился о том, что «BAHIA»   не выходит на связь. Однако, когда в Рио де Жанейро прибыл другой крейсер и не обнаружил там своего «коллегу», бразильские ВМС отправились на поиски «BAHIA», выдвинув по предполагаемому маршруту его движения несколько военных кораблей. Однако в ситуацию вмешался английский сухогруз  «BALFE», следовавший из Ливерпуля в бразильский порт Сальвадор. На рассвете 8 июля экипаж судна  заметил в море несколько надувных плотов с обессилевшими моряками. Многие из них имели тяжелые ранения и нуждались в немедленной медицинской помощи. Когда их подняли на борт, лишь один из них, немного говоривший по-английски, смог рассказать, что на крейсере «BAHIA» произошел мощный взрыв, и он затонул в считанные минуты, уйдя под воду практически вертикально. Спасательные шлюпки были частью уничтожены, а уцелевшие никто не успел спустить на воду или же их невозможно было спустить из-за крена корабля. Пришлось воспользоваться небольшими надувными плотами размером 3х1,5 метра, которые оказались заполнены спасшимися моряками сверх меры. У них не было, ни воды, ни пиши, ни медикаментов. На семнадцати плотах разместилось несколько десятков людей, часть из которых впоследствии умерла от ран и истощения и их тела были сброшены за борт. Плоты не имели весел и дрейфовали в океане по воле течений и ветров. Моряки утверждали, что неоднократно видели в небе пролетавшие самолеты, но помощи от них не последовало.

Экипаж  «BALFE» тут же сообщил обо всем бразильским властям. А американские ВМС, узнав о катастрофе, направили в этот район находившийся неподалеку легкий крейсер CL-4 «OMAHA». Командир «OMAHA» Уильям Фреземан записал в бортовом журнале, что получил указание следовать в район, под кодовым наименованием «позиция 13» (где дежурил «BAHIA»), в 10 часов 22 минуты 8 июля, а сам крейсер  был, «несомненно, потоплен». Кстати, Соединенные Штаты проявили интерес к происшествию ещё и потому,  что на борту бразильского крейсера находились четыре американских радиста, и их не оказалось в числе спасенных. И, несмотря на все официальные выводы расследования , впоследствии США признали гибель своих соотечественников как боевую потерю. При этом существенным обстоятельством является то, что сами спасшиеся бразильские моряки сказали, что их корабль был атакован, а некоторые даже уточняли: атакован немецкой подлодкой. Некоторые выжившие моряки с «BAHIA» утверждали, что офицеры, находившиеся на палубе крейсера незадолго перед взрывом, якобы заметили неизвестный корабль. Какой именно, подводный или надводный, выяснить не удалось. Впрочем, несмотря на уверенность моряков в «агрессивных действиях противника», никто из них не был непосредственным свидетелем этих действий и не видел источника угрозы все подобные заявления, пусть и многочисленные, основывались только на косвенных данных.

Драма с одним из лучших бразильских кораблей быстро стала достоянием общественности и спустя несколько часов бразильские официальные лица распространили предварительную версию гибели «BAHIA», которая сводилась к столкновению с плавучей миной. Затем, вероятно, под влиянием рассказов моряков, появилась версия, что крейсер атаковал…. японский рейдер. Пресса между тем не спешила безоговорочно принимать заявления военных. Так 10 июля – спустя два дня после обнаружения выживших после катастрофы – бразильская газета “Folha da Manha” написала, что причина сильного взрыва на борту взрыва «BAHIA»  до сих пор остается неизвестной. Подобную точку зрения разделяла практически вся местная пресса, а президент Бразилии Жетулиу Варгас в своем некрологе сказал, что «моряки погибли, будучи застигнуты врасплох». Таким образом, общая тенденция в оценке ситуации вокруг гибели «BAHIA» сводилась к возможному вмешательству извне.

И вот неожиданно утром 10 июля в аргентинский порт Мар-дель-Плата вошла «капитулировавшая» немецкая подводная лодка U530. Её появление у пирса в сопровождении аргентинского эскорта, произвело грандиозное впечатление; пресса захлебывалась в комментариях.  И первая мысль, которая возникала при этом, а не эта ли подлодка утопила «BAHIA»?

На следующий день после сдачи немецкой субмарины —  11 июля состоялась пресс-конференция по этому делу с участием начальника военной базы в Мар-дель-Плата Хулио Маллеа и капитан-лейтенанта Эктора Аскета. На ней журналистам была рассказана история последнего похода U530. Сам факт такой пресс-конференции несколько настораживает, поскольку к тому времени допросов экипажа – по крайней мере, официальных – не проводилось. Каких-либо документов на U530, в том числе и бортового журнала, не оказалось. Они, якобы, были выброшены в море перед отплытием в Аргентину, вместе во всем имевшимся на лодке боезапасом и палубным орудием. Официальный акт о сдаче лодки и вовсе был подписан только вечером 12 июля, после чего на ней был поднят аргентинский военный флаг. И тогда же, на другой пресс-конференции представителем Военно-Морского министерства Аргентины были озвучены результаты предварительного «расследования». В частности было сказано, что U530 не имеет отношения к гибели «BAHIA» (причем, как заметил исследователь Хуан Салинас, это заявление было обличено в такую форму, будто к гибели «BAHIA» была причастна какая-то другая субмарина).

Ещё понравится

Поделитесь впечатлениями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *