Калиостро

Граф Сен-Жермен (1710-1784) и граф Калиостро (1743-1795) почти совпали по времени земного существования. Их часто даже путали, называя второго перевоплощением первого или его учеником.

Но слишком разными были эти люди: по внешности, манере поведения, степени посвященности в тайные знания. Несхожими были и их судьбы. Если Сен-Жермен жил на закате магических времен и лишь отчасти испытал притеснения, то Алессандро Калиостро, оказавшись в мире, где понятие «маг» полностью совпадало по значению со словом «шарлатан», был гоним, как зверь на псовой охоте. Особенно его ненавидели люди, диктовавшие дух и характер эпохи. Его, прозванного Другом Людей за благотворительность и целительство, многократно пытали на дыбе в застенках инквизиции, добиваясь признания в том, что он и есть мошенник Иосиф Бальзамо. Клеймили как масона, адепта египетских мистерий и артиста. Его, преданного всеми: друзьями и женой — приговорили к смертной казни. Затем заменили ее на длительную агонию в башне Ангела, где, в конце концов, тайно удавили.

К сожалению, горы лжесвидетельств, хорошо оплаченных или вырванных силой, под пытками, со временем обрели характер исторических фактов, и клеймо шарлатана осталось на имени Калиостро по сей день. Казалось бы, какое значение имеет подозрение, что Иосиф Бальзамо и граф —одно и то же лицо? Если и так, то произошло полное духовное перерождение, а, возможно, вселение высокой сущности в тело жуликоватого простолюдина из Палермо. Исследователь Е.М. Батлер писал: «Он являет собой хороший пример двойственной природы магов. У всех есть свои «Бальзамо». Белые маги побеждают их и становятся божествами в легендах. Черные маги побеждают их, становятся их жертвами и попадают в ад. Калиостро метался всю жизнь между этими двумя борющимися половинками своей души, хотя чудеса, творимые им, говорят о том, что он являлся последователем великих мудрецов прошлого».

 Калиостро

Калиостро, как и другие искатели мудрости в древности, много путешествовал по Востоку, затем, вернувшись в Европу, познакомился с немецким масонством и вступил в ложу Эсперанса, пройдя инициацию смертью и произнеся клятву о сохранении тайн. Один из его братьев по вере, Фигурьер, вспоминал: «Он говорил только о путешествиях в Египет, Мекку и другие дальние страны, о науках, в которые был посвящен у подножья пирамид». Довольно быстро Калиостро прошел все стадии посвящения: от ученика и рыцаря до Мастера и Великого Мастера. Вскоре ему стало тесно в рамках масонства: граф мечтал очистить древнюю традицию от позднейших, а зачастую и невежественных, наслоений, поэтому решил основать собственное тайное общество, которое в угоду моде времени назвали египетским масонством. В поисках учеников он объездил Северную Италию, всю Германию и добрался до столицы современной ему Латвии — Митавы, где остановился в доме у графов Медемов. Элиза фон дер Реке вспоминала о своей встрече с Калиостро в 1779 г. и о его откровениях: «…Его ученики никогда не умирают, если только не посвятят себя черной магии; когда их тело стареет, они восходят на небо, подобно своему великому учителю. С периодичностью в 12 жизней происходит очищение: ученики умирают, но воскресают вновь, как Феникс из пепла. Таким образом, Феникс является аллегорическим образом этих великих магов».

В книге «Египетское масонство» Алессандро Калиостро описывал процесс физического перерождения: «…Сорокадневное уединение, которое следует воспринимать как праздник, необходимо проводить каждые пятьдесят лет, начиная с полнолуния в мае, в обществе одного лишь преданного человека… На тридцать седьмой день примите третью и последнюю крупинку лекарства.

Во время глубокого сна, который последует сразу же за приемом лекарства, обновятся волосы, зубы, ногти и кожа… На сороковой день старик превратится в юношу».

Как и его предшественник, граф Сен-Жермен, Калиостро счел необходимым посетить Россию. В 1780 г. под именем графа Феникса он прибыл в Санкт-Петербург, где бесплатно лечил больных. Затем через Варшаву и Страсбург добрался до Парижа и был встречен народом как величайший маг и целитель. Это был неслыханный триумф! Впрочем, громкая слава волшебника не могла не возбудить зависти короля и церкви.

-3 Калиостро

На Калиостро натравили продажного и жадного до денег журналиста Морандона, который писал статью за статьей, обличая графа как проходимца Иосифа Бальзамо, присвоившего себе чужие имя и титул.

Калиостро ответил на вызов, предложив, по сути, магическое состязание: пригласил писаку к себе на завтрак, где единственным блюдом должен был стать молочный поросенок, под кожу которого впрыснут яд.

Свое приглашение маг окончил словами: «На следующее утро произойдет вот что: или мы оба умрем, или оба останемся живы, или один из нас умрет, а другой останется жив».

Морандон, струсив, отказался от этого испытания, а Калиостро из заочной схватки вышел победителем, что, однако, не спасло его от ареста и заключения в Бастилию. О своей тюрьме Алессандро писал с ужасом: «Неужели все тюрьмы похожи на Бастилию? Здесь царят циничная дерзость, отвратительная ложь, лицемерие, неприкрытая жестокость, издевательства, несправедливость и смерть… Некоторые погребены здесь уже 30 лет, их считают умершими, но они живы».

Через полгода он был оправдан. Второй раз его арестовали 27 декабря 1789 г., и на этот раз обвинения ему предъявила инквизиция. Судебный процесс продолжался с 4 мая по 22 июня 1790 г., было проведено 43 допроса с пристрастием: его пытали на дыбе. Обвиняли в язычестве и идолопоклонстве, в отречении от веры поклонении дьяволу. В этих же застенках пытали его жену, Лоренцу-Серафину. Поначалу, несмотря на физические истязания, Калиостро держался стойко, отвечал, что все делал во славу Господа. Затем, после пыток и изнурительных, повторяющихся до бесконечности допросов, начал путаться, противоречить сам себе. Когда же его бедная супруга, не стерпев издевательств, начала лжесвидетельствовать, обвиняя мужа во всех мыслимых и немыслимых грехах, он сказал: «Я могу повторить только то, что уже говорил. Скажите, что вы хотите от меня услышать?» В конце концов, он согласился со многими выдвинутыми против него обвинениями, но закончил речь словами: «Я никогда не прибегал к услугам дьявола и не совершал языческих обрядов». Впрочем, служители церкви его не слушали: они добились главного — признания, остальное неважно. Жену отправили в монастырь, мужа — в тюрьму Сан-Лео, где возвышалась башня, названная кем-то с мрачноватым юмором, за близость к небесам — башней Ангела.

-2 Калиостро

7 апреля 1791 г. ему объявили смертный приговор, но привести его в исполнение не решились: боялись возмущения народа. Папа Римский заменил смерть «вечным» заключением. Вечности не получилось: через четыре года Калиостро был тайно задушен в своей камере. Если бы Алессандро протянул в своей башне еще два года, то его обязательно спасли: в 1797 г. французские революционные войска захватили католические государства, Папа бежал, а в тюрьму Сан-Лео ворвался польский легион во главе с генералом Домбровским. Тот расспрашивал всех о «божественном Калиостро», но отыскать его следов так и не смог.

Многие верили, что волшебник сумел бежать. Елена Блаватская утверждала, что в Россию, более того — к ним в дом. Она даже сохранила детские воспоминания о том, как Калиостро: «…В середине зимы явил чудо — тарелку клубники для больного, пожелавшего этой ягоды».

И все же, кем был Алессандро Калиостро? Пожалуй, лучше всего о нем сказал Батлер в книге «Маги»: «Он говорил о своем загадочном происхождении; принял масонство, был вовлечен в захватывающую борьбу; его преследовали, пытали; он умер и, как говорят, воскрес снова. Калиостро — принесенный в жертву священник, использующий старинные обряды; человек, путешествовавший на Восток, основатель загадочной религии».

Ещё понравится

Поделитесь впечатлениями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *