Даниил Андреев

Впервые опубликованный в России в 1991 г. провидческий роман «Роза Мира» вызвал большой интерес, но о трагической судьбе самого автора было известно до обидного мало. Позже появился сборник его стихотворений «Железный марш». Можно сказать, что постсоветское общественное мнение, признав в Данииле Андрееве поэта, отказало ему в праве называться Пророком: его терминология резала ухо своей непривычностью, видения потустороннего мира казались субъективными и малоубедительными, трактовки прошлых и будущих исторических событий фантастичными. Вестник грядущего Света не «вписался» в перестроечные реалии. Вдова писателя, Алла Андреева, на страницах «Литературной газеты», ставя мужа в один ряд с гениями эзотерической мысли, доказывала, что он не дилетант от науки и не мракобес: «Нельзя, недостойно, делать вид, что Гермес Трисмегист, Орфей, Сократ, Платон, Данте, Беме, Сведенборг, Вл.Соловьев вовсе не являлись представителями мощной эзотерической традиции, а просто выступали как честно заблуждавшиеся мистики…»

Уже год спустя в предисловии к «Розе Мира» ей пришлось объяснять идеи Андреева, которые не вписывались в каноны православной церкви: «В книге, безусловно, есть места, не согласующиеся с ортодоксальными положениями Православия… Есть в книге понятие, одно из центральных, неприемлемое для строго православных людей: интеррелигия».

-Андреев Даниил Андреев

Так кем же был Даниил Андреев — поэтом или Пророком, и что нужно понимать под этим странным словом «интеррелигия»?

…Он появился на свет под знаком Скорпиона 2 ноября и, по восточному календарю в год Огненного Коня, в 1906 г. Эти символы обещали младшему сыну известного русского писателя Леонида Андреева жизнь трудную и возвышенную.

Известный астролог Луис Хамон пишет о ноябрьских Скорпионах: «Как правило, рано или поздно лица-«скорпионы» начинают интересоваться оккультизмом, подключая возможности, скрытые в подсознании; в равной степени успешно они заявляют о себе как писатели, художники, поэты или музыканты. Они прирожденные философы, глубокие и вдумчивые исследователи как природы вообще, так и человеческой натуры в частности… Мало кто из рожденных под этим Зодиаком может избежать наветов и клеветы, которые в какой-то момент обрушиваются на них… Везде они проявляют исключительную работоспособность. Они никогда не теряют времени даром. Решительные и волевые, они словно хлыстом снова и снова гонят себя на работу. В любом деле они проявляют неординарность мышления и изобретательские способности».

2 ноября родилась королева Египта Клеопатра, а 11 ноября (1+1 в сумме дает «двойку») — Федор Михайлович Достоевский.

Китайский гороскоп также отмечает трагичность судьбы людей, рожденных в год Огненной Лошади: «Лошадь под знаком огня» наделена необычайным, даже гениальным умом, но слишком нервозна,… у нее несчастная судьба».

-Андреев-3 Даниил Андреев

В определенном смысле картину Кузьмы Петрова-Водкина «Купание красного коня», написанную в 1912 г., можно считать запечатленной судьбой юного Даниила Андреева.

Во время родов скончалась его мать, всеми любимая Александра Михайловна Велигорская. Отец вовсе не занимался воспитанием ребенка, и заботы о нем взяла тетка, Елизавета Михайловна. В патриархальной московской семье Даниил рос как родной сын, впитывая с малолетства православие не только как веру, но и как традиции быта, мировоззрения. Пошел в гимназию, окончил ее уже как советскую школу. Ему, сыну «непролетарского» писателя, был заказан путь в университет: Даниил Леонидович закончил Высшие литературные курсы и стал профессиональным безработным. Для того, чтобы сводить концы с концами, освоил специальность художника-шрифтовика. Писанию стихов, которые в молодой Стране Советов не могли быть напечатаны, отдавал все ночи, ведя, таким образом, изнуряющую двойную жизнь. В довоенные годы начал писать роман о тотальном геноциде 37-го года. Рукопись попала в НКВД и была уничтожена. Фрагменты сохранились лишь в воспоминаниях вдовы писателя: «Набитая разнородными людьми камера 1937-го года на Лубянке. Допросы. Совершенно безнадежное будущее — для всех одно. В этой же камере вместе с Глинским (индологом, руководителем подпольной группы московских мечтателей, возводящих невидимое духовное здание противостояния эпохи), находятся православный священник и мулла. Не говоря друг другу ни слова, эти трое по очереди молятся обо всех остальных. Молча. Когда того, кто молится сейчас, ведут на допрос или он совершенно изнемогает, он взглядом передает свою молитвенную стражу одному из двух оставшихся».

«Преступление» против сталинского воинствующего атеизма, а по сути сатанизма, было отложено: началась война. В начале зимы 1942 г. поэт был мобилизован, но по состоянию здоровья служил нестроевым солдатом. «Дорогой жизни» шел через Ладогу в блокадный Ленинград, хоронил убитых в братских могилах, читая над ними заупокойные молитвы. В конце войны вернулся в Москву с тем, чтобы продолжать литературную работу, но уже в 1947 г. силы Тьмы настигли его: за довоенный роман о репрессиях Андреев был осужден на 25 лет лагерей. По сути, это был смертный приговор, мучительно растянутый во времени. Во Владимирской тюрьме Даниил Леонидович начал набрасывать контуры своего провидческого романа: «Начинал эту книгу в самые глухие годы тирании, довлевшей над двумястами миллионами людей. Я начинал ее в тюрьме… Я писал ее тайком. Рукопись я прятал, и добрые силы — люди и не люди — укрывали ее во время обысков».

-Андреев-2 Даниил Андреев

Хрущевская Комиссия по пересмотру дел политзаключенных уменьшила срок заключения с 25 до 10 лет — смертельно больной провидец вышел «на волю» в апреле 1957 года. Оставшееся двухлетие он потратил на переписывание черновиков «Розы Мира».

«Хрущевская оттепель» не давала повода для светлых надежд: степень бездуховности, политической агрессивности и активного преследования инакомыслия оставались те же, что и раньше. Более того, мир, едва выживший во Второй войне, усилиями Никиты Сергеевича, активно готовился к следующему катаклизму, который мог стать для человечества последним. Андреев писал: «Я заканчиваю рукопись «Розы Мира» на свободе, в золотом осеннем саду. Тот, под чьим игом изнемогала страна, давно уже пожинает в иных мирах плоды того, что посеял в этом.

И все-таки последние страницы рукописи я прячу так же, как прятал первые, и не смею посвятить в ее содержание ни единую живую душу, и по-прежнему нет у меня уверенности, что книга не будет уничтожена, что духовный опыт, которым она насыщена, окажется переданным хоть кому-то».

Он ушел из этой жизни 30 марта 1959 г., и тело его нашло упокоение на Новодевичьем кладбище рядом с матерью. «Роза Мира» была опубликована лишь спустя долгих тридцать два года. Русская интеллигенция, так и не утратившая в своей душе Господа, но остававшаяся вне тех или иных традиционных верований, восприняла книгу Андреева, как глоток живительного воздуха, как новую Библию. И практически сразу же возникла новая опасность, что книга будет отторгнута за свою надконфессиональность и напоминания о мрачном прошлом, за рассуждения о Вечном, когда в стремительном мелькании настоящего ценность обретало лишь материальное и сиюминутное. Предчувствуя это, Алла Андреева писала: «Личность поэта и мыслителя Даниила Андреева навсегда несет на себе печать той эпохи.

Не надо забывать об этом, читая «Розу Мира» в иные времена».

Все же, провидческий роман не может уйти в прошлое — он весь устремлен в Грядущее, вестником которого по праву осознавал себя Даниил Леонидович: «Вестник — это художник в самом широком смысле этого слова, который методами искусства дает возможность людям приобщиться к высшей правде и высшему Свету, льющимся из миров иных».

Ещё понравится

Поделитесь впечатлениями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *