Беловодье

В «Повести временных лет» под 981 годом Нестор-летописец записал: «Пошел Владимир на поляков и захватил города их…» Казалось бы, обычный военный поход, каких было много и раньше, но сейчас в западнославянских землях великий киевский князь Владимир Святославич увидел, что старые, родовые боги повержены, а люди уже 16 лет исповедуют новую веру — в Иисуса Христа. Задумался князь: от врагов можно оборониться силой, а чем защититься от богов?

Вернулся он в Киев, а тут волхвы говорят, что нужно в жертву принести юношу. Пошли они на Подол, к новой церкви Богородицы, рядом с которой жил варяг, принявший православную веру, объявили ему: «На сына твоего напал жребий, избрали его себе боги, так принесем же им жертву». Но новообращенный христианин воспротивился:

«Не боги это, а дерево: нынче есть, а завтра сгниет, не едят они, не пьют, не говорят, но сделаны руками из дерева. Бог же один, ему служат греки и поклоняются; сотворил он небо, и землю, и луну, и солнце, и человека и предназначил его жить на земле. А эти боги что сделали? Сами они сделаны… Если боги они, то пусть пошлют одного из своих и возьмут моего сына».

Волхвы подожгли дом, убили варяга и его сынасилой и числом победили, но не пришли им на помощь старые боги, словно и не было их вовсе.

Еще через три года пожаловали к Владимиру Святославичу миссионеры от разных народов и вер. Первыми были волжские булгары, которые сказали: «Ты, князь, мудр и смышлен, а закона не знаешь, уверуй в закон наш и поклонись Магомету». Вслед за ними прибыли посланцы папы римского и от его имени передали: «Земля твоя такая же, как наша, а вера не похожа на веру нашу, так как наша вера — свет, а ваши боги — просто дерево». Следующими были хазары, исповедующие веру в Иегову. Они хвалили свою веру: «Слышали мы, что приходили булгары и христиане, уча тебя каждый своей вере. Христиане же веруют в того, кого мы распяли, а мы веруем в единого Бога Авраамова, Исаакова и Иакова».

 Беловодье

Православные греки прислали в Киев философа, который рассказал князю о Библии, Ветхом и Новом заветах, поведал об учении Иисуса Христа. Этот рассказ понравился Владимиру Святославичу более других, но, прежде чем принять решение, он посоветовался со старейшинами и боярами. Бояре ответили: «Знай, князь, что своего никто не бранит, но хвалит. Если хочешь поистине все разузнать, то ведь имеешь у себя мужей: послав их, разузнай, у кого какая служба и кто как служит Богу».

Так Владимир Святославич и поступил: отправил шесть посольств в соседние страны. Но во сне явился к нему некий старец, настоятельно советовавший отправить еще одно, седьмое, посольство, но куда именно, не мог сказать. Князь призвал к себе тридцатилетнего монаха Сергия, рассказал ему о своем сне и велел выяснить, куда должно быть отправлено последнее посольство.

Отец Сергий молился Господу, просил Его даровать откровение, чтобы помочь князю. На седьмую ночь ему привиделся настоятель Афонского монастыря, в котором он стал монахом, и напомнил сказание о Беловодье: в глубокой древности один византийский царь, недовольный своей верой, собрал со всей страны мудрецов и спросил их, куда отправить посольство для выбора новой, лучшей веры. Долго совещались мудрецы, а затем поднялся самый старый из них и поведал о том, что еще его учитель, рассказывал, что далеко на Востоке существует страна Беловодье — сказочная обитель вечной красоты и истины, но добраться туда может только избранный, тот, кого сами обитатели Беловодья признали годным для такой цели. Византийскому царю это сказание понравилось, и он снарядил посольство на Восток, во главе с мудрецом. Долго от них не было никаких известий. Только через двадцать лет вернулся седобородый старец, а все его спутники, молодые и сильные, сгинули в долгих странствиях.

Услышанное во сне от настоятеля Афонского монастыря Сергий пересказал Владимиру Святославичу и тот, выслушав сказание, решил поступить подобно византийскому царю: снарядил большое посольство из 333 человек и велел им идти на восток, все время навстречу солнцу. Предполагалось, что они вернутся через три года. В первом году приходили в Киев известия, что посольство встречали в его пути на Восток Потом все смолкло, и на Руси решили, что посланники затерялись в дальних азиатских краях. Возможно, думали бояре, что и Беловодья с его особой верой просто не существует, а потому советовали князю, отбросив колебания, принять веру византийскую, православное христианство. Владимир Святославич крестился сам и крестил русский народ, как об этом повествуется в «Повести временных лет»: «На следующий же день вышел Владимир с попами царицыными и корсунскими на Днепр, и сошлось там людей без числа. Вошли в воду и стояли там одни до шеи, другие по грудь… попы же, стоя, совершали молитвы. И была видна радость на небе и на земле по поводу стольких спасаемых душ…»

-2 Беловодье

Спустя 49 лет после отправления посольства в Беловодье, из Царьграда прибыл монах преклонных лет. Семь лет он прожил в Киеве отшельником и, чувствуя приближение смерти, на исповеди сказал: «Я тот монах, который был послан великим князем Владимиром-Красное Солнышко с посольством искать Беловодье». И дальше умирающий рассказал, что шли они через чужие земли два года, пока не зашли в пустыню, сплошь покрытую скелетами людей и животных. Тут большая часть людей дрогнула и повернула назад. Остались лишь Сергий с двумя спутниками. Изнемогая от зноя, голода и жажды, они двинулись в неведомые дали и были вознаграждены за лишения: встретили человека, который некогда побывал в Беловодье — он указал туда путь и дал проводников. После многих приключений русский монах оказался в горах: его спутники заболели, а проводники не посмели идти дальше.

Сергий на смертном одре вспоминал:

«Я остался совершенно один — кругом не было ни души. Но я не впал в уныние. Чувство неописуемого счастья, восторга и неземной радости охватило меня. Я чувствовал, что цель моего путешествия близка, и я ее обязательно достигну».

В полубессознательном состоянии он брел по горным тропам, интуитивно выбирая повороты. К вечеру четвертого дня был подобран людьми, говорящими на неизвестном, но понятном Сергию языке. Так русский монах попал в запретную страну — Беловодье, о которой рассказывал довольно скупо: «Трудно описать все, что я там увидел. Но я постараюсь рассказать все, что в моих силах. И первое, надо сказать, что Беловодье не сказка, не выдумка, а правда. Много людей с разных сторон пытаются достичь Страны Заповедной, но за каждые сто лет туда допускают лишь семь человек, из них шесть через какое-то время возвращаются назад, унося с собой сокровенные знания.

И только один из них остается в Беловодье навсегда. Находящиеся там живут, сколько хотят. Время для них остановлено. Я в Беловодье потерял счет времени, но все же меня беспокоило задание, данное князем Владимиром: сделала ли Россия свой выбор? Или до сих пор ждут моего возвращения и рассказа о Беловодье?.. Когда мой дух окреп, мне дали возможность мысленно побывать в Киеве, я мог видеть и слышать все, что пожелаю, и узнал, что Русь выбрала православную веру, а меня считают погибшим в дальних краях».

Вскоре монах умер и, хотя тайна исповеди нерушима, но после смерти Сергия его рассказы о Беловодье передавались из уст в уста, и многие решили пойти тем же путем «навстречу солнцу». Этим же путем в 1926 году отправился русский исследователь и художник Николай Рерих. О своем путешествии он написал: «Проведите прямую линию от южнорусских степей и от Северного Кавказа через степи — на Алтай и оттуда поверните к югу. Если идти по этому маршруту, то обязательно попадешь к горе Белухе на Горном Алтае».

На Белухе и вокруг нее и сейчас живут русские люди: старообрядцы и молодые кришнаиты. Но та ли это страна, где побывал монах Сергий? Рерих лишь начал отсюда свои азиатские странствия в поисках Шамбалы.

 

Ещё понравится

Поделитесь впечатлениями

One thought on “Беловодье”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *